Глава 22 ВОЕННЫЙ СОВЕТ

Лорлен выглянул из окна кареты. Четыре мощные башни возвышались над стеной королевского дворца. При виде этого величественного сооружения Лорлена охватило легкое волнение – он уже много лет не был во дворце. При правителе постоянно находились двое магов, защищавших Короля и дававших ему советы, а вопросы между Гильдией и Королем решал Высокий Лорд. Теперь его обязанности свалились на Лорлена. Впрочем, на этот раз Король призвал к себе всех Верховных Магов.

Распорядитель оглядел своих спутников. Леди Винара была невозмутима, Саррин тревожно хмурился. Заморский Распорядитель Кито барабанил пальцами одной руки по ладони другой, то ли нервничая, то ли с нетерпением ожидая королевской аудиенции. В который раз Лорлен пожалел, что Заморский Распорядитель проводит почти все время за границей. Знай он Кито получше, он понял бы, что означает эта его манера.

Миновав несколько тщательно охраняемых ворот, карета въехала во двор. Статуи королей прошлого холодно и гордо взирали на посетителей.

Вышедший из дворца церемониймейстер почтительно приветствовал каждого мага. По его знаку к прибывшим подбежал роскошно одетый паж.

– Это ваш провожатый, – сказал церемониймейстер.– Он отведет вас к Королю Мерину.

Маги вошли в приемный зал, поражавший своим убранством. Изукрашенные позолотой лестницы из белоснежного мрамора Спиралями поднимались вверх. Свисающие с потолка лампы на тяжелых цепях отбрасывали приглушенный свет. Посередине зала стояли напольные часы удивительно тонкой работы.

Не задерживаясь в зале, маги последовали за своим юным провожатым. После долгого подъема по узкой винтовой лестнице они оказались перед дверью, охраняемой двумя стражниками. Попросив магов подождать, мальчик скользнул внутрь но быстро вернулся с известием, что Король желает их видеть немедленно.

В королевской приемной Лорлену прежде всего бросились в глаза высокие узкие окна. Из них открывался великолепный вид на город и его окрестности. Лорлен понял, что они находятся в одной из дворцовых башен. Он выглянул в северное окно, словно надеясь увидеть темную линию гор, но граница была далеко за горизонтом.

Король сидел в роскошном кресле, а рядом стояли его советники. Когда-то Лорлен неплохо знал лорда Миркена, старшего из двоих. Лорд Ролден, еще совсем молодой маг, был королю не только советником, но и другом.

– Ваше Величество, – почтительно произнес Лорлен, опускаясь на колено. За его спиной послышался шелест одежд: его спутники тоже приветствовали правителя.

– Распорядитель Лорлен, – кивнул Король, – Верховные Маги Гильдии. Чувствуйте себя свободно.

Маги встали.

– Я позвал вас, чтобы обсудить рассказ бывшего Высокого Лорда,– начал Король. Оглядев собравшихся, он нахмурился:

– А где лорд Балкан?

– Лорд Балкан в Северном Форте, Ваше Величество, – объяснил Лорлен.– Он возглавлял эскорт магов, сопровождавший Аккарина и Сонеа до границы.

– Когда он вернется?

– Он собирался остаться в Форте и понаблюдать за границей.

– Он нужен мне здесь, – нахмурился Король. – Кстати, Распорядитель, мне доложили, что вы запретили обмен мысленными сообщениями. Почему?



– Вчера вечером я услышал мысленный голос незнакомого мне мага,– сказал Лорлен, вздрогнув при этом воспоминании. – Мне показалось, что он подслушивал разговор с моим помощником.

– Что сказал этот маг?

– Лорд Оузен сообщил мне, что Аккарин и Сонеа пересекли границу. Я сказал: «Спасибо, что сообщили мне». Незнакомый голос повторил эту фразу с ударением на последнем слове.

– И все?

– Да.

– Еще неизвестно, кто это был, – задумчиво произнес Король, побарабанив пальцами по ручке кресла. – Однако, если Ичани существуют, за последнее время они многое узнали из мысленных разговоров.

– Увы, да.

– Если я прикажу лорду Балкану вернуться, они узнают об этом. Смогут ли Воины защитить Форт без него?

– Не знаю, Ваше Величество. Я могу спросить.

– Спросите,– кивнул Король.– Если он ответит «нет», я не стану вызывать его в Имардин.

Лорлен послал Балкану мысленный сигнал. Глава Воинов откликнулся в тот же миг.

– Лорлен?

– Смогут ли ваши люди защитить Форт без вас?

– Да. Я научил лорда Макина объединять силы Воинов в битве с черным магом.

– Тогда немедленно возвращайтесь в Гильдию. Королю нужен ваш совет.

– Я выезжаю через час.

Лорлен кивнул Королю.

– Балкан уверен в своих людях. Он прибудет в Имардин через два-три дня.

– Хорошо. Теперь расскажите, что вам удалось узнать об Ичани.

Лорлен сложил руки за спиной.

– Мы побеседовали с немногими побывавшими в Сачаке купцами. Один из них вспомнил слово «Ичани». Он сказал, что оно означает «бандит» или «грабитель». Купцы редко ездят в Сачаку – многие отправившиеся туда смельчаки бесследно исчезли в пустыне. Это все, что нам удалось узнать. Мы собираемся отправить в Сачаку экспедицию из нескольких магов.

– Какие меры вы приняли на случай возможного вторжения?

Лорлен взглянул на коллег.

– Я боюсь, Ваше Величество, что, если Аккарин сказал правду, мы не сможем противостоять вторжению, – проговорил он. – Он сказал, что каждый Ичани – а их от десяти до двадцати человек – в сотни раз сильнее среднего мага Гильдии. Во всех Объединенных Землях насчитывается около трехсот магов. Этого недостаточно, чтобы справиться даже с десятью Ичани. – Лорлен помедлил. – Конечно, немалый магический потенциал есть в низших классах, но боюсь, что мы не сможем быстро набрать и обучить семьсот новых магов.

Король побледнел:

– Нет ли другого выхода?

– Есть, – медленно проговорил Лорлен, – но он имеет свои опасности.– Он умолк.

– Продолжайте.

Лорлен указал на лорда Саррина.

– Глава Алхимиков прочитал часть найденных у Аккарина книг. Они многое объясняют.

– Расскажите нам, лорд Саррин.

Престарелый Алхимик выступил вперед.

– Книги говорят, что черная магия была запрещена только пять столетий назад. До этого она называлась «высокой магией» и широко использовалась. После запрета все упоминания о ней были стерты из анналов, но несколько книг по черной магии были спрятаны в университетских катакомбах на случай нападения на Аралию грозного врага.

– Значит, ваши предшественники допускали, что черную магию придется использовать снова?

– Похоже, что да, Ваше Величество.

Король задумался. Лорлен с удовлетворением отметил, что он не слишком обрадовался такому выходу.

– Как быстро можно научиться черной магии?

– Не знаю, Ваше Величество,– развел руками Саррин. – За несколько дней, не меньше. Под руководством Аккарина Сонеа научилась за неделю. Учиться по книгам гораздо сложнее. – Он помолчал.– Я вообще не советовал бы прибегать к этому способу! – страстно вымолвил он.

– Почему? – спросил Король, хотя он не казался удивленным.

– Плата за спасение может оказаться слишком высокой. Черная магия развращает сердца.

– Я понимаю,– кивнул Король. – Тем не менее мне кажется, что черная магия не развратила Аккарина. Ничто не мешало ему уже давно захватить власть над Гильдией и страной, однако он этого не сделал.

– Это правда,– сказал Лорлен. – Аккарин был моим близким другом. Он всегда был честолюбив, но я ни разу не видел, чтобы честолюбие заставило его поступиться моралью.– Лорлен покачал головой. – Однако Гильдия велика. Я не могу поручиться, что все ее члены вынесут испытание неограниченной властью.

– Возможно, лишь самые достойные должны быть допущены к ней... и только в крайнем случае. Подождем.– Король взглянул на магов. – Есть ли у вас еще новости?

– Увы, Ваше Величество, нет, – ответил за всех Лорлен.

– Тогда можете идти. А вас, Распорядитель, я попрошу остаться еще ненадолго.

Поклонившись, маги покинули королевскую приемную. Советники отошли к дверям. Поднявшись с кресла, Король прошел к северному окну, облокотился на подоконник и вздохнул. Лорлен приблизился к правителю.

– Я считал Аккарина кристально честным человеком, – пробормотал Король.– Теперь я надеюсь, что ошибался в нем.

– Я тоже, Ваше Величество, хотя мне и больно признаваться в этом,– ответил Лорлен.– В противном случае мы отправили на растерзание врагам возможного спасителя страны.

– Мы должны были наказать его, – дернул плечом Король. Совладав с приступом гнева, он тихо прибавил:

– Дело не только в том, что он может быть нам полезен. Я, как и вы, ценил в Аккарине хорошего друга.

Первое, что почувствовала Сонеа, проснувшись,– изматывающая боль во всем теле. Хуже всего пришлось ногам и спине, но плечи и руки тоже немилосердно ныли. Сказывалось и напряжение последних дней, и жесткое каменное ложе. Она освежила тело целительной энергией, но лучше стало ненамного – на смену боли пришел сосущий голод. Сонеа попыталась вспомнить, когда ела в последний раз.

«Вчера я заснула в пещере, а Аккарин сидел у входа»,– подумала она, слегка приоткрыв глаза. В ее пещере-спальне царил полумрак. Аккарин сидел там же, что и накануне. Сонеа чуть пошевелилась, и маг взглянул в ее сторону. Его губы сложились в хорошо знакомую полуулыбку.

«Он улыбается мне!»

Не подав виду, что проснулась, Сонеа продолжала наблюдать за Аккарином из-под полузакрытых век. Ей не хотелось, чтобы он перестал улыбаться.

Она не знала, сколько времени пролежала так. Наконец Аккарин со вздохом отвернулся, и улыбку на его лице сменило выражение беспокойства.

Сонеа понимала, что пора вставать, но ей мучительно не хотелось шевелиться. Сегодня снова придется идти весь день без отдыха, перелезать через скалы и перелетать пропасти, а Аккарин опять будет холодным и бесчувственным.

Решительно открыв глаза, Сонеа посмотрела на Аккарина. Под глазами у него лежали темные тени, а отросшая щетина подчеркивала худобу лица. Он выглядел таким измученным! Неужели он не спал всю ночь?

Аккарин вскинул голову. Его лицо приняло привычное неодобрительное выражение.

– Проснулась наконец, – сказал он, поднимаясь на ноги. – Вставай. Мы должны отойти подальше от перевала.

«С добрым утром и вас!» – подумала Сонеа, перекатываясь на бок и садясь.

– Сколько времени?

– Почти вечер.

Сонеа осознала, что проспала не только ночь, но и весь день.

– А вы спали?

– Я караулил.

– Мы должны караулить по очереди.

Аккарин не ответил. Сонеа на четвереньках выбралась из пещеры. От одного взгляда в пропасть у нее закружилась голова. Аккарин положил руку ей на плечо, и Сонеа почувствовала магический диск под ногами.

– Давайте, я это сделаю,– предложила она. Сделав вид, что не расслышал, Аккарин поднял обоих в воздух. Они начали плавно скользить вверх.

Вблизи Аккарин выглядел еще более усталым. Сонеа решила, что в следующий раз будет караулить первой. Похоже, положиться на то, что он ее разбудит, нельзя.

Они мягко приземлились на вершине утеса. Аккарин отпустил ее плечи. Оглядевшись, Сонеа ахнула от изумления – впереди до самого горизонта простиралось Сачаканское плоскогорье. Его уже накрывало мягкое покрывало сумерек, но краски пейзажа были все еще яркими. Подножия гор были цвета ржавчины, а вдоль иссохших речных русел тянулись бледно-желтые полосы. То тут то там встречались зеленоватые кочки, а вдалеке серебрилась рощица низкорослых деревьев, пригибаемых ветром почти к самой земле.

В этом унылом и суровом пейзаже была такая дикая красота. Сонеа никогда раньше не видела таких насыщенных и странных цветов. Даже синева неба здесь была иной, чем внизу.

– Все хуже некуда. Он не стал спускаться, а продолжил путь на юг.

Бросив еще один взгляд вниз, Аккарин зашагал вверх по склону, и Сонеа со вздохом поспешила за ним.

Подъем был очень нелегким. Аккарин не хотел левитировать лишний раз, предпочитая изматывающий путь пешком. Когда последние лучи солнца погасли за горами, Сонеа поняла, что больше не в силах продолжать путь в таком темпе. Может быть, если втянуть Аккарина в разговор, он немного замедлит шаг?

– Куда мы идем? – спросила она.

– Подальше от перевала,– бросил Аккарин, не оборачиваясь.

– А потом?

– В безопасное место.

– Куда-куда?

– Куда-нибудь подальше от Сачаки и Объединенных Земель. Сонеа остановилась как вкопанная. Подальше от Киралии?

Он не собирается прийти Гильдии на помощь после вторжения Ичани?

Очень разумно. Они вдвоем все равно не справятся с Ичани, да Гильдия и не примет их помощи, а сама с напастью не справится. Кнралия обречена! И все же Сонеа не могла поверить, что Аккарин сдался так легко.

«Я бы не сдалась! И не сдамся! Я вернусь в Имардин и буду сражаться!»

«А если тебе придется бросить Аккарина?..»

Она вскинула голову. Аккарин, оказывается, тоже остановился и внимательно наблюдал за ней.

– На самом деле, я собирался пошпионить за Карико и компанией,– невинным тоном сказал он.– Я отправлю Гильдии мысленные образы увиденного.

Сонеа моргнула. Он разыгрывал ее, проверял ее решимость! Досада и облегчение овладели ею, но когда до нее дошли последние слова Аккарина, она похолодела.

– Ичани поймают вас, – сказала она.– Они...

В глазах Аккарина появился опасный блеск.

– Скажи-ка, Сонеа, почему ты не осталась в Гильдии?

Сонеа показалось, что Аккарин ударил ее по лицу. Затем гнев прогнал обиду.

– Я нужна вам больше, чем Гильдии.

– Нужна? – прищурился Аккарин.– Мне не нужна своенравная недоучка, которую я должен опекать.

– Если этот непродуманный план – лучшее, на что вы способны, то вам не помешает помощь своенравной недоучки!

Аккарин прикусил губу.

– Почему я вообще должен принимать тебя в расчет, если ты меня не слушаешься?

– Я не слушаюсь, только если вижу, что вы идете на верную гибель!

Аккарин моргнул. Сонеа яростно смотрела ему в глаза. Резко обернувшись, он продолжил путь.

– Твое присутствие все усложнило,– сказал он на ходу. – Мне придется пересмотреть свои планы и решить, что я... что мы будем делать дальше.

– Вы действительно собирались шпионить за Ичани и посылать увиденные образы Гильдии?

– Возможно.

Если Ичани поймают Аккарина, они не станут брать его рабство... Внезапно Сонеа поняла, что именно Аккарин собирался показать Гильдии.

– Замечательно. Вот тогда Гильдия наконец поверит в существование Ичани,– срывающимся голосом произнесла она.

Аккарин остановился.

– Ты случаем не думаешь, что я собираюсь принести себя в жертву? – надменно спросил он. – Ичани не услышат, если я свяжусь с Верховными Магами через кольцо Лорлена.

– Понятно,– сказала Сонеа, покраснев.

«Какая я дура! – подумала она. – Я чуть было не наговорила глупостей. Лучше мне помолчать!»

Они продолжили путь. Сонеа подумала, что план Аккарина не так уж и плох – никто не мешает им пошпионить за Карико вдвоем. Она хотела было заговорить с Аккарином, но, с трудом поспевая за ним, решила отложить вопросы до следующей остановки.

Когда они уже едва различали дорогу в наступившей темноте, перед ними разверзлась очередная пропасть. Аккарин прилег на утес и внимательно вгляделся в ее глубину. Присев рядом, Сонеа уловила слабый запах пота и внезапно остро ощутила повисшее между ними молчание. Теперь было самое время обсудить, как лучше выследить Ичани, но она не могла заставить себя заговорить.

«Что со мной?» – спросила она себя.

«Любовь»,– прошептал внутренний голос.

«Не смеши меня! – ответила она.– Я не влюблена. И он тоже. Я для него – своенравная недоучка. Чем скорее я выкину из головы эти глупости, тем лучше».

– Мы не одни,– сказал Аккарин, опираясь на локоть и указывая вниз. Проследив за направлением его пальца, Сонеа различила вдалеке темную тень. Она затруднялась сказать, как далеко их преследователь,– раньше ей никогда не приходилось иметь дело с такими расстояниями. Что-то насторожило ее, и Девушка пригляделась внимательнее. Резкие движения тени были не похожи на человеческие.

– Это же зверь!

– Да,– ответил Аккарин,– это йил. Одомашненная разновидность лаймека, правда поменьше размером. Ичани учат их выслеживать добычу. А вот и его хозяйка.

Рядом со зверем показалась еще одна тень. В ее походке и правда было что-то женское.

– Ичани?

– Возможно.

Мысли о нежных чувствах вылетели у Сонеа из головы. Один Ичани впереди, другой сзади!

– Что теперь?

Аккарин взглянул вверх.

– Мне не нравится, что мы тратим столько сил на левитацию, но наверху будет спокойнее. Постараемся найти место поровнее.

– А дальше?

– Поищем воду и пищу.

– Там, наверху? – недоверчиво спросила Сонеа.

– Эта местность кажется пустыней, но немного воды всегда можно найти, если знаешь, где искать. По мере продвижения на юг с водой и едой станет получше.

– Значит, мы идем на юг?

– Да. На юг.

Поднявшись, Аккарин протянул руку и помог ей встать. Его пальцы оставили на ее ладони теплый щекочущий след.

Сонеа вздохнула. Не так-то просто будет выбросить из головы все эти глупости.

С облегчением закрыв дверь за посетителем, Дэннил опустился в кресло и притушил световой шар. Наконец-то он остался один!

Уже через несколько минут маг поднялся и зашагал по комнате, рассеянно поглядывая на картины и карты, когда-то – так давно! – развешенные им по стенам. Столь желанное еще недавно одиночество показалось ему невыносимым.

«Я скучаю по Тайенду,– подумал он. – Мне не хватает наших бесконечных бесед за бутылкой вина. Мне не хватает нашей рабочей комнаты в библиотеке. Мне не хватает... всего».

Дэннилу не терпелось рассказать Тайенду о последних событиях. Уж тот не оставил бы без внимания ни единой детали в рассказе Аккарина, не упустил бы ни одного противоречия, ни одного скрытого значения. Он докопался бы до самой сути!

Однако Дэннил был рад, что Тайенд сейчас в Элане. Если рассказ Аккарина – правда, в Киралии молодому ученому грозит страшная опасность. Дэннил узнал о черной магии достаточно, чтобы понять, что черный маг может забирать силу у других людей, магов и немагов. Однако маг не отдаст силу без боя, а в битве сила расходуется. Гораздо более привлекательная жертва для черного мага – человек, одаренный магическим потенциалом, но не умеющий его использовать. Такой, как Тайенд.

Дэннил разрывался на две части. Ему страстно хотелось вернуться в Элан, чтобы быть готовым защитить Тайенда, но ему не хотелось покидать свою страну в минуту опасности.

Присев за стол, молодой маг достал бумагу, перо и чернильницу и принялся за письмо.

Тайенду Треммелину.

Вы, наверное, уже слышали о событиях, которые глубоко потрясли Гильдию и, возможно, поставили под угрозу мир Объединенных Земель. Прибыв в Имардин, я узнал, что Высокий Лорд арестован за использование черной, магии. Вы можете представить, каким ударом это было для меня, особенно в связи с нашей совместной работой. Однако пока что мне удалось избежать каких бы то ни было осложнений; напротив, благодаря нашему исследованию я оказался полезным Верховным Магам.

Кратко описав слушание и изгнание Аккарина, Дэннил объяснил, что не может вернуться в Элан, пока Киралии грозит опасность.

Скорее всего, в ближайшее время я не смогу вернуться к обязанностям Посла. Это очень огорчает меня. Сколь ни приятна была мне встреча с моим бывшим наставником, лордом Ротаном, я чувствую себя в Киралии гостем, жаждущим возращения домой. Когда политические треволнения улягутся, я попробую испросить у Лорлена разрешение бессрочно остаться Послом Гильдии в Элане.

Ваш друг,

Посол Дэннил.

Откинувшись в кресле, Дэннил внимательно перечитал письмо. Оно было написано гораздо более сухим тоном, чем хотелось бы, но Дэннил не решался доверить свои чувства бумаге. Он хорошо помнил случай Фаранда – а уж перехватить переписку куда проще, чем подслушивать мысленные разговоры.

«Когда политические треволнения улягутся...» А когда они улягутся? Возможно, пройдут месяцы или годы, прежде чем отступит угроза вторжения.

«А если Ичани действительно существуют, – с содроганием подумал Дэннил,– Я, возможно, вообще не вернусь в Элан».


3420302073858434.html
3420363108958948.html
    PR.RU™