Модель Хикса

Схема Хикса-Хансена представляет собой график, системой координат которого служат уровень национального дохода (Y) - ось абсцисс и значение процентной ставки (r) -ось ординат. Ее авторы вслед за Кейнсом исходят из того, что интенсивность инвестиционного процесса определяется предельной эффективностью капитала, то есть отношением между ожидаемым доходом, приносимым единицей капитального имущества и ценой ее производства. Принимая решение об инвестировании очередной единицы капитала предприниматель либо платит за заемные средства, либо несет альтернативные издержки, отказываясь от дохода, который мог бы получить в случае использования своих средств иным образом. То и другое определяется рыночной нормой процента. Значит, инвестировать имеет смысл лишь в том случае, когда предельная эффективность капитала превышает ставку процента. Следовательно, инвестиции можно считать функцией процента: I= I (r). Чем ниже процентная ставка, тем при прочих равных условиях выгоднее делать дополнительные капиталовложения и наоборот.
Условием равновесия на товарном рынке является равенство инвестиций и сбережений (S): I= S. Сбережения же в соответствии с «основным психологическим законом» определяются уровнем национального дохода: S = S (Y). Чем выше· уровень дохода, тем больше объем сбережений. Таким образом получается функция IS [ I(r) = S (Y) ]. В графическом выражении она представляет собой кривую отрицательного наклона, показывающую, что каждой паре значений Y и r соответствует равенство сбережений и инвестиций, то есть определенный уровень равновесия товарного рынка.

Коль скоро условия равновесия на рынке товаров иены, можно переходить к анализу денежного рынка. Там равновесие наступает, когда спрос на деньги (L) совпадает с их предложением (М). Последняя величина берется за данную. Что же касается спроса на деньги, то, согласно кейнсианской теории он определяется в основном двумя мотивами.
Один из них- трансакционный - обусловлен потребностью в деньгах для реализации коммерческих сделок. Он является главным образом функцией дохода: L1 = L1 (Y). Чем выше уровень национального дохода, тем больше сделок заключается н экономике, тем интенсивнее при настоящих ценах потребность в деньгах.
Другой мотив- спекулятивный. Действуя на финансовом рынке, экономические субъекты постоянно оказываются перед выбором, в какой форме держать средства- в виде денег или ценных бумаг. Владение ценными бумагами, с одной стороны, связано с большим риском, с другой стороны, оно дает право на получение процента. Чем выше процент, тем большее предпочтение отдается ценным бумагам, тем слабее спекулятивный мотив спроса на деньги. Поэтому спекулятивный спрос на деньги является убывающей функцией нормы процента: L2 = L2(r) Таким образом, совокупный спрос на деньги, обусловленный трансакционным и спекулятивным мотивами ставится в прямую зависимость от уровня национального дохода и в обратную зависимость от рыночной ставки процента: L = L1(Y) + L2(r) или L = L(Y,r). Приравняв L к М, можно получить функцию LM[L (У, r) =М]. Ее графическим выражением служит кривая положительного наклона, характеризующая соотношения между r и У, при которых устанавливается равновесие в денежном секторе

Поскольку функции IS и LM определяются одинаковыми параметрами, их можно представить в одной системе координат

Точка пересечения графиков IS и LM указывает на такое соотношение между r и Y, при котором сбережения равны инвестициям, а спрос на деньги равен их предложению, то есть оба сектора находятся в состоянии равновесия. Однако модель все еще не завершена. В ней отсутствует рынок труда.
Между тем центральной проблемой для Кейнса являлась, как известно, безработица. Модель рынка труда, которую строят ортодоксальные кейнсианцы, взятая вне связи с другими рынками, с формальной точки зрения, очень схожа с неоклассической. Равновесие на нем устанавливается при той реальной заработной плате, которая уравнивает спрос и предложение труда. Но существуют два важных отличия. Во-первых, кейнсианцы исходят из не гибкости номинальной заработной платы, тогда как неоклассики допускают ее полную подвижность. Во-вторых, в кейнсианской модели рынок труда играет пассивную роль: его состояние обусловлено положением дел на других рынках - товарном и денежном. Значение этого последнего момента становится ясным, когда все рамки рассматриваются во взаимосвязи. Для этого обычно используется обобщающая диаграмма следующего вида:

Часть А включает схему IS-LM. Часть В является графическим выражением производственной функции Y= Y(N), позволившей в рамках урезанной модели Кейнса установить зависимость уровня занятости от уровня национального дохода. Часть С представляет собой модель рынка труда, где N- уровень занятости, W- ставка номинальной заработной платы, Р- уровень цен ( W/Р, следовательно, ставка реальной заработной платы), ND и Ns соответственно спрос и предложение рабочей силы. Причинные связи в соответствии с кейнсианской теорией направлены от части А через часть В к части С. Взаимодействие товарного и денежного рынков определяет равновесием уровень национального дохода (Y). Он в свою очередь позволяет с помощью производственной функции установить спрос на рабочую силу (ND), который в итоге и определяет точку равновесия на рынке труда. Теперь модель Хикса-Хансена можно считать завершенной. Ее появление было воспринято большинством экономистов как непротиворечивое, понятное и в то же время адекватное изложение сути «Общей теории». Тем самым был заложен фундамент для синтеза кейнсианской и неоклассической теорий.
Схема Хикса-Хансена представляет собой разновидность концепции общего экономического равновесия, разработкой которой неоклассическая школа занимается со времени Вальраса. Кейнсианская теория входит в нее на правах частного случая. Если специфические кейнсианские допущения, главным из которых считается негибкость заработной платы, отбросить, то модель в полном соответствии с неоклассическим тезисом саморегулируемости капитализма демонстрирует возможность автоматического достижения полной занятости.
Действительно, если изначально имеет место избыточное предложение труда, то заработная плата понижается, что ведет к сокращению издержек и сокращению цен. В таких условиях часть денег, предназначенных для реализации коммерческих сделок, высвобождается. Образуется избыток предложения денег. Процент как плата за расставание с ликвидностью понижается. Падение нормы процента вызывает рост инвестиционного спроса, который расширяется до тех пор, пока не поглотит весь объем предложения, соответствующей уровню полной занятости. Автоматическая тенденция к полной занятости в модели Хикса-Хансена порождается воздействием рынка рабочей силы на денежный рынок, который, в свою очередь, взаимодействуя с рынком товаров, вызывает обратную реакцию на рынке труда. Такая трактовка модели вполне устраивает неоклассиков. Однако ортодоксальные кейнсианцы отвергают идею саморегулируемости экономики. В противовес неоклассической интерпретации модели Хикса-Хансена они приводят три довода - три особых случая, в силу которых автоматическое достижение полной занятости становится невозможным.
1. Негибкость заработной платы. Кейнсианская теория исходит из того, что сильные профсоюзы или закон о минимальной ставке заработной платы не позволяют ей спускаться ниже определенного уровня. Это блокирует механизм автоматического регулирования на рынке труда. Правда, поскольку существует «денежная иллюзия», то есть поскольку люди принимают номинальные изменении за реальные, можно понизить реальную зара6отную плату путем определенного роста цен. Однако такое решение проблемы столкнется с противодействием со стороны финансового рынка и лишь усугубит ситуацию. Повышение цен сдвигает денежную кривую LM влево, то есть с ростом цен возрастает спрос на деньги, а значит, увеличивается и плата за расставание с ликвидностью - процент, вследствие чего сокращаются инвестиции, падает уровень национального дохода и занятости.
2. Ловушка ликвидности. Этот термин, введенный Д. Робертсоном, используется для описания состояния экономики, в котором норма процента находится на минимальном уровне. Ее дальнейшее падение, а следовательно, рост инвестиций, национального дохода и занятости, оказывается невозможным. Причем ни сокращение денежной заработной платы (будь она подвижна), ни увеличение количества денег в обращении, что, согласно теории Кейнса, имеет одинаковый эффект, не способны вывести экономику из ликвидной ловушки. Плата за расставание с ликвидностью столь мала, что никто не хочет лишиться наличности. Весь прирост денежной массы поглощается спекулятивным спросом на деньги, не оказывая понижающего воздействия на процент.
3. Неэластичность инвестиционного спроса по проценту. Даже если денежная плата подвижна и экономика не попадает в ловушку ликвидности, тенденцию к полной занятости может заблокировать несовместимость функций сбережений и инвестиций. Иначе говоря, возможна ситуация, когда при заданной потребительской функции уровень инвестиционных расходов, необходимый для поглощения всего объема сбережений(I= S), настолько высок, что его достижение неосуществимо при положительном значении процентной ставки. Но отрицательный процент не имеет экономического смысла. Значит, экономика остается в своем исходном состоянии равновесия с полной занятостью.





Модель Самуэльсона

Распространению последнего в значительной степени способствовала модель Хансена - Самуэльсона, предложен­ная в 1948 г., и особенно ее графическая иллюстрация — знаменитая «45%-я диаграмма».

С=С(Y, I)

I=I (i)

L = (Y, i)

L = M, M – cosnt
E = C + I
E = Y


Точка А определяет равновесие Y*, а через производст­венную функцию и уровень занятости N*. При этом 1 > дС/дУ> 0 — предельная склонность к потреблению, д2С/д2Y<0.

Именно на базе этой модели был сделан вывод о том, что если уровень инвестиций падает, а следовательно, линия С+I сдвигается вниз (возникает так называемый дефляционный разрыв), требуются меры, направленные на то, чтобы вернуть ее в исходное положение. Это могут быть: снижение налогов наличные и корпоративные дохо­ды, мероприятия кредитно-денежной политики, вызывающие пони­жение процента, наконец, если в модели учитываются государствен­ные расходы, то их увеличение. Эта модель позволяет рассматривать и противоположную ситуацию (инфляционный разрыв), когда ли­ния С+I смещается вправо. В этом случае требуются меры, ограни­чивающие совокупные расходы: повышение налогов, рестрикционная кредитно-денежная политика, замораживание государственных расходов. Указанные варианты практических рекомендаций, по су­ществу, выражают главные направления экономической политики кейнсианской ориентации так, как она сложилась в 50-60-е годы.

Кривая Филипса.

В 1954 и 1958 гг. А.Филлипс опубликовал две статьи, в которых затраги­вался вопрос о зависимости между динамикой цен (заработной платы) и про­изводства (занятости). Первая статья20 не была непосредственно посвящена данному вопросу, а затрагивала широкий круг проблем, связанных с поли­тикой стабилизации. Вторая, наиболее известная работа" содержала попыт­ку статистического анализа данной зависимости для Великобритании с 1861 по 1957 г.

Подчеркнем, что ни в теоретическом, ни в эмпирическом плане эта ра­бота не была оригинальной. В теоретическом плане она воспроизводила по­ложение теории равновесия о том, что цена товара изменяется в зависимос­ти от соотношения спроса и предложения и что эти изменения тем значи­тельнее, чем больше давление избыточного спроса. Филлипс дал статисти­ческую интерпретацию этого положения применительно к рынку рабочей силы для конкретного периода и конкретной страны. Но и здесь он не был новатором. В 1926 г. И. Фишер показал наличие аналогичной статистичес­кой зависимости между темпом роста цен и уровнем занятости для США в IУ15—1925 гг. и объяснил ее существование относительной жесткостью зара-Сютной платы по сравнению с ценами и прибылью. В 30-е годы Я. Тинберген оценивал подобную зависимость для Нидерландов, Дж. Данлоп в 1938 г. опуб­ликовал работу о зависимости между уровнем занятости и заработной платы и Великобритании в 1860— 1937 гг.

Филлипс применил несколько необычную процедуру обработки данных и и результате выявил устойчивую гиперболическую зависимость, на осно-шшии которой сделал вывод, что стабильным ценам соответствует уровень безработицы, равный 2,5%, а стабильному уровню зарплаты — 5,5%.

В модели ISLM эта зависимость интегрировалась достаточно легко, чего нельзя сказать про неоклассические модели, которые «работали» с относи­тельными ценами и реальной заработной платой и исключали воздействие поминальных величин на-реальные Чтобы выйти из подобного положения, » эти модели пришлось ввести предпосылки о «несовершенствах»


3422301928639776.html
3422335484788220.html
    PR.RU™